Воспитание детей у бедуинов
БЕДУИНКИ — ПОЭЗИЯ И ПРОЗА ЖЕНСКОЙ ДОЛИ

Под знойным египетским
солнцем девушки созревают
быстро, как помидоры

Не уважающая родителей
Пропавшую девушку египетская полиция искала на протяжении месяца, пока она не позвонила из Коломбо в Луксор своему врачу и не сообщила, что вышла замуж за гражданина Шри-Ланки и приедет к родителям только тогда, когда родит им внука. Эта история была для племени кочевников подобна землетрясению, она бросала вызов всему устою их жизни, низводила на «нет» авторитет убеленного сединами вождя, разрушала семейные уклады.
В лексиконе бедуинов нет слова «шлюха», потому, что в принципе нет такого явления, как внебрачные связи. Но есть гораздо более оскорбительное – «не уважающая родителей». Четырнадцатилетнюю Алию из деревни Радда, что в Аравийской пустыни, вывезли в город Луксор, чтобы показать врачу (после падения она стала прихрамывать). На третий день она исчезла из палаты вместе со своим скромным имуществом. Одновременно уволился молодой врач из Шри-Ланки, работавший в этом же госпитале. Но эти события никто тогда не связал.
Что же заставило молодую девушку пойти на разрыв со своим племенем, на нарушение вековых традиций. Ответ простой – страх остаться старой девой. Обычно в кочевых племенах девушек выдают замуж в возрасте от 11 до 14 лет. С ревностью наблюдая как ее подруги одна за другой становятся замужними дамами, Алия запаниковала, решила, что навсегда останется обузой для родителей, будет до самой смерти терпеть косые взгляды и насмешки соплеменников. Она решилась на отчаянный шаг и отозвалась на ухаживания шри-ланкийского доктора, а потом и согласилась бежать с ним в чужую страну. На самом деле, прояви Алия терпение, все равно вышла бы замуж, потому что и среди юношей тоже не все являются товаром первого сорта, а уж ее родители подыскали бы необходимую пару, побеспокоились, чтобы не остаться без калыма.
Родственники шри-ланкийца были достаточно состоятельными людьми. Получив фотографии Алии, они оформили ей в Индии паспорт, как своей родственнице. По этому паспорту Алия и приехала на родину жениха. Поначалу все шло хорошо, состоялась свадьба, молодые стали жить в семье жениха. Тут и начались проблемы. Традиции, полученные с молоком матери, и бедуинский быт, в котором она прожила до четырнадцати лет, оказались несовместимыми с укладом жизни светской семьи ее новых родственников. Жизнь вне племени стала казаться бессмысленной и пустой. И через год с малышом на руках Алия вернулась в семью своих родителей.

Традиции: многовековой маразм или насущная необходимость?
Мы, зачастую, склонны считать, что все средневековое сродни мракобесию, все, что не вписывается в наш образ жизнь – дикость, а древние обычаи, вообще, не имеют право на существование в современном мире просто потому, что сам мир давно изменился. И тем не менее, все традиции, которые существуют на протяжении веков, достойны уважения хотя бы потому, что они сохранились. Что-то же заставило людей, пусть даже в замкнутом обществе век за веком следовать одним и тем же правилам? Этому есть только одно разумное объяснение – в передаваемых от поколения к поколению устоях есть сугубо практический смысл: они облегчают людям жизнь.
Бедуинские племена (кочевники) существуют в Аравийской пустыне Египта больше двадцати пяти веков. За это время они не ассимилировались с городом, не изменили географию проживания, продолжают свято придерживаться своих архаичных законов. Весь быт бедуинов (от рождения до смерти) регламентирован строжайшими нормами, нарушение которых не допускается. О традициях арабских бедуинов можно говорить часами, мы же поставили перед собой задачу рассказать о женщинах, которые в условиях современности, на территории достаточно богатого государства отказываются от многих благ цивилизации ради того, чтобы жить по заветам древних предков.
Рождение девочки воспринимается у бедуинов как необходимое зло. Зло – потому что не мальчик, будущий работник, добытчик, продолжатель рода, наследник. Необходимое – потому что надо же кому-то и дальше рожать мальчиков и девочек. Вообще, воспитание детей у бедуинов происходит весьма просто. Ребенка, который еще не может ходить, кормят, чтобы не плакал, и привязывают ногой к колышку, вбитому в землю, чтобы далеко не уполз. На этом первоначальный этап воспитания и заканчивается. Увидев в аравийской деревне Радда такого малыша, сидевшего голой попой на прогретом солнцем песке, я протянул ему шоколадный батончик. Ребенок взял его левой рукой, потом потянулся ко мне насколько позволяла привязь, вырвал правой рукой у меня бутылку с водой и, запрокинув ее над головой, стал жадно пить. Потом малыш принялся за батончик, отрывая белыми зубками куски вместе с оберткой. Сидевшая рядом на корточках пожилая женщина смотрела на эту сцену каким-то заиндевевшим, отрешенным взглядом.
Главная задача родителей заключается в том, чтобы ребенок, в особенности девочка росла здоровой ( это залог ее семейного благополучия), не получила в процессе детских игр увечье и с определенного возраста (лет 7-8) начала приобщаться к ведению хозяйства, что и будет в будущем ее основным занятием. За исключением редких случаев (как с нашей Алией) бедуины за помощью к городским докторам не обращаются. В каждом племени есть свой народный лекарь — «табиб», который умеет лечить практически все болезни с помощью различных трав и их комбинаций. Рожают бедуинки тоже не в больницах, а своих палатках при помощи повитух, которые владеют всем комплексом средств оказания помощи, включая и хирургические. Самое главное, что в результате бедуины значительно здоровее, чем городские жители. Египетские власти настолько уверовали в самодостаточность бедуинских племен, что позволяют кочевникам жить без паспортов, полагают на их внутреннюю дисциплину.
Но вот девочка созрела и налилась здоровым бедуинским соком (что-что, а экология в Аравийской пустыне идеальная). Теперь можно подумать о том, чтобы достойно выдать ее замуж.

Демократия по-бедуински
Миф о бесправии мусульманских женщин совершенно не соответствует действительности. Наоборот, шариат (свод исламских законов) защищает их права таким образом, что если муж ее обидит, она вправе уйти от него или обратиться к отцу и братьям, чтобы они проучили «мерзавца». Родственники-мужчины встают на защиту и, если им не удается договориться с обидчиком, то просто покажут кинжал, которым он может быть зарезан (полиция вмешивается в жизнь бедуинов только в самом крайнем случае). Обычно, этого бывает достаточно. Даже после развода мусульманки остаются хорошо (за счет бывшего супруга) обеспеченными и имеют возможность повторно (а то и в третий раз) выйти замуж. Другое дело, что не каждый мужчина позарится на «разведенку», но это уже иной вопрос. Что касается жизни мусульманских женщин в бывших республиках СССР (откуда у нас и пошел миф об их бесправии), то здесь, конечно, были перегибы, но они не имеют никакого отношения к шариату, а значит, незаконны с точки зрения Ислама. Другое дело, что многие племена бедуинов соблюдают скорее обычаи своих предков, которым больше двух тысячелетий, чем нормы шариата (им всего лишь четырнадцать веков). Но они друг другу не очень и противоречат, потому что и те и другие сугубо практичны.
Замуж юных бедуинок выдают, начиная с 11-12 лет, но своего будущего супруга они выбирают сами. Происходит это так. Юноша по имени, положивший глаз на девушку, с согласия своих родителей просит вождя племени принять его для беседы. Родители юноши, со своей стороны, являются к вождю под покровом темноты с подарками и дают ему понять, что заинтересованы в некоей конкретной девушке. Вождь с согласия родителей девушки приглашает ее к себе, чтобы она приготовила ему обед (это нормальное явление и в нем нет и тени сексуального). И вот алчущий юноша беседует с вождем о своих юношеских проблемах, а желанная девушка подает им чай. Юноша отпивает один глоток, споласкивает чашку, благодарит вождя и уходит. Смотрины состоялись. Теперь есть два варианта. Соискатель приходит к родителям и говорит: «Засылайте сватов, она согласна!». Или он несколько дней не пьет, не ест, переживая отказ своей возлюбленной. Все в руках девушки: если она положила юноше в чай сахар, значит — согласна, если нет – значит, нет. Этот древний обычай дает возможность юноше «сохранить лицо» в случае отказа (не зря он споласкивает за собой чашку). А поскольку у вождя постоянно прислуживают разные девушки, и к нему постоянно приходят за советом юноши, то соплеменники не могут отслеживать эти тайные смотрины, а значит, они не становятся достоянием гласности. Восхитительный обычай. Все играют по правилам, и все хранят молчание. Так девушка может выбирать довольно долго, но обычно после двух-трех отказов он «дает добро». И тогда пошло-поехало!

Как сэкономить на невестке

В принципе, после сладкого чая вопрос о будущей свадьбе уже решен. Но остается не менее важный вопрос – о размере калыма. Родители невесты хотят, чтобы он был как можно больше, потому что эти деньги – залог брака, плата за девственность, они остаются у невесты даже после развода. Родители жениха сделают все, что дозволяют обычаи, чтобы сэкономить на кооптировании невестки в свою семью. Суть смотрин для стороны жениха в том, чтобы найти у девушки физические недостатки, для стороны невесты – чтобы скрыть их, если они есть. Первый и главный показатель здоровья девушки (а значит и ее будущих детей) – это зубы. Если они здоровые, без кариеса, с неповрежденной эмалью, ровной формы, то это и есть базовая стоимость «товара». На втором месте волосы, они могут быть любого цвета (у бедуинов, в основном, темные), но очень желательно, чтобы были блестящими. Волосы должны быть прочными. Чтобы в этом удостовериться, будущая свекровь встает на возвышение и наматывает прядь волос невестки на кулак. Девушка должна приседать, пока не повиснет на собственных волосах. Если скальп остается цел, то к базовой цене добавляется приличная сумма. Если потенциальная свекровь симпатизирует девушке, она возьмет прядь потолще, если нет – будет мучить, демонстрируя свое будущее отношение. Потом девушку оценивают «целиком», найдут способ ее раздеть и будут изучать кожные покровы (хорошо, когда чистые, без крапинок) белки глаз (желательно, как можно белее), ступни (лучше узкие с длинными пальцами), строение фигуры (ей же рожать и кормить грудью), суставы (нужно поприседать без скрипа и хруста), производится и более углубленный осмотр, но он нем мы умолчим.

То, чем заканчиваются сказки
Свадьба – дело хлопотное. Ну не может бедуин пригласить невесту и пару свидетелей в кафе, угостить их шампанским, мороженным и посчитать, что с формальностями покончено. Нет. Нужно зарезать несколько «кораблей пустыни» — верблюжатину варят в котлах и запекают на углях, наготовить пшеничных лепешек на соленой воде Красного моря, приготовить напитки из целебных трав, верблюжьего и козьего молока, обеспечить стол овощами и фруктами. На свадьбу приглашается все племя и обязательно не должно остаться голодных или недовольных. Не исключается и спиртное, но его употребляют, не афишируя, только мужчины и исключительно небольшими дозами для поднятия настроения.
В разгар пиршества, накормив жениха и невесту мясом и особыми травами, способствующими скорейшему зачатию, их отправляют в отдельное помещение и оставляют в покое. Но специальные люди остаются вблизи спальни молодых и прислушиваются. Как только наступает соответствующий момент, они спешат войти в помещение молодоженов и вынести оттуда постельное покрывало, которое должно продемонстрировать гостям, что родственники невесты не зря берегли ее до самой свадьбы и тем самым помогли ей сохранить чистоту и невинность. Это у бедуинов считается одним из важнейших условий прочного брака, так как считается, что в противном случае невеста всю жизнь будет сравнивать своего жениха с тем, кто был у нее до него, и это может внести разлад в семейную жизнь. Особую гордость родственники молодых будут испытывать, если уже в течение ближайшего месяца после свадьбы выясниться, что невеста беременна. Причем к своим заслугам это припишут близкие как невесты, так и жениха.

Не уважающая родителей-2
Как ни странно, Алия и ее маленький ребенок не были отвергнуты бедуинским племенем. Пятнадцатилетнюю мамашу не стали сильно осуждать, только ставили ее поступок в назидание другим девушкам, чтоб им неповадно было отрываться от своих корней. А самое странное то, что и жених для Алии вскоре нашелся. Им стал тридцатилетний кочевник, которому жена вот уже несколько лет не могла родить наследника. Алия стала хоть и второй, но полноправной женой и вскоре родила еще одного младенца, которого и воспитывает сейчас вместе с первой супругой своего мужа. А богатая семья отца первого ребенка приезжает иногда посмотреть на своего внука и каждый раз вносит солидный денежный пай в казну племени и щедро одаривает Алию. Все-таки не исключено, что когда ребенок вырастет он захочет посмотреть на своего отца и побывать у него на родине. Если, конечно, совет племени разрешит.

© Copyright: Шамиль Нугаев. 2009
Свидетельство о публикации №209110701286