ЧАСТЬ 1. Что нужно знать о страхе?

Глава 3. Как отличить норму от патологии?

Детский страх перед стихиейКак и в любом другом разделе психологии, в теме детских страхов границу между возрастной нормой и настоящей патологией можно провести лишь весьма условно. На самом деле — куда отнести страх перед засыпанием, который мучает ребенка в течение нескольких месяцев? Пройдет ли он сам, или здесь нужна помощь специалиста? Как определить ту грань, за которой даже самые внимательные и заботливые родители уже не смогут исправить ситуацию, и пора бить тревогу?

Но, учитывая, что наша задача — не поставить диагноз, а оказать реальную помощь, думаю, достаточно будет остановиться на самых ярких признаках того, что страхи в своей массе уже превысили понятие «норма». Начнем со статистического подхода.

Вот самый общий список страхов, типичный для детского возраста:

1. Страх неожиданных, резких звуков.

2. Страх мифических существ (монстров, чудовищ, Франкенштейна, Бабы-яги).

3. Страх засыпания.

4. Страх страшных снов.

5. Страх темноты.

6. Страх перед мамой или папой.

7. Страх наказания.

8. Страх нападения.

9. Страх болезни, микробов.

10. Страх чужой смерти.

11. Страх собственной смерти.

12. Страх смерти родителей, близких.

13. Страх опоздания.

14. Страх животных (собаки, волка, медведя, пауков, змей).

15. Страх машин (поездов, автобусов, метро).

16. Страх стихий (бури, урагана, землетрясения, наводнения).

17. Страх высоты.

18. Страх глубины.

19. Клаустрофобия (страх замкнутого пространства).

22. Страх пожара.

24. Страх открытого пространства.

25. Страх врачей.

27. Страх уколов.

29. Страх одиночества.

Как вы заметили, всего психологами выделяется 29 типичных страхов. Конечно, каждый ребенок переживает индивидуальные ощущения, их страхи отличаются между собой и насыщенностью, и степенью тяжести, и сопутствующими фантазиями. Один и тот же страх в разном возрасте будет по-разному влиять на формирование личности. Но в корне своем все страхи так или иначе восходят к перечисленным в списке.

В предыдущей главе мы говорили о том, как выявлять и определять страхи. Это важно делать не только для того, чтобы успешно с ними бороться, но и для того, чтобы отчасти определить степень беспокойства, тревожности ребенка.

Так, в ходе исследований было выявлено, что начиная с трех, лет и до десяти-одиннадцатилет- него возраста каждый ребенок в среднем может одновременно переживать до 9 страхов. При этом у девочек страхов насчитывается стабильно больше, чем у мальчиков, у детей детсадовского возраста их больше, чем у школьников. Зачем нам это надо знать? Для того чтобы определить статистическое отклонение от нормы.

К примеру, вы смогли выяснить, что ваш малыш 5 лет от роду боится сразу и темноты, и кошмаров, и животных, и незнакомых людей, боится остаться в одиночестве, умереть, мучается от страха высоты и замкнутых пространств. Простым подсчетом определяем, что 8 страхов — это практически норма для такого возраста, а значит, у ребенка есть шанс справиться с ними самостоятельно или при вашей помощи. —

С другой стороны, если те же самые страхи плюс неприятие своей внешности, страх выступать у доски, страх нападения испытывает школьница десяти-одиннадцати лет, мы можем сделать заключение, что такой набор — уже чересчур, и девочка нуждается в более серьезной помощи и, возможно, даже в лечении.

Еще раз оговорюсь, что такой способ может дать лишь приблизительное представление о состоянии ребенка, результаты таких наблюдений должны учитываться вместе с поведенческими и физиологическими реакциями. Именно о них и поговорим.

Мы уже рассматривали физиологические признаки страха — учащенное сердцебиение, затрудненное дыхание, бледное лицо, влажные ладони. О страхах, перерастающих в патологическое состояние, может сказать постоянная напряженность мышц, ребенок начинает жаловаться на частые головные боли, на судороги и спазмы. Стоит озаботиться психологическим состоянием ребенка, если у него случаются не обусловленные питанием и инфекцией частые запоры или, наоборот, диарея. Дело в том, что длительное нервное напряжение в первую очередь сказывается на деятельности кишечника.

Для состояния хронического страха характерно трудное засыпание (не путать со страхом засыпания, когда ребенок капризничает перед сном, но засыпает крепко и довольно быстро), говорение во сне, вздрагивание, так называемый «лунатизм», когда ребенок ночью встает, ходит и даже говорит, но не осознает своих действий.

В поведенческом плане, момент, когда пора бить тревогу, наступает, когда тихие, послушные и даже застенчивые дети совершают импульсивные, непредсказуемые поступки. В классической детской психиатрии описывается случай, когда молчаливый, серьезный мальчик 6 лет случайно разбил ртутный термометр, и, боясь наказания, съел стекло вместе с ртутью.

Конечно, это уже крайние проявления психоза, вызванного подавляемыми страхами. Чтобы не доводить до него, стоит обратить внимание на состояние ребенка уже тогда, когда он теряет присущую ему жизнерадостность, начинает реже смеяться, часто вздрагивает, плачет без видимых причин.

Еще одним признаком того, что страхи выходят из под контроля, становится повышенная возбудимость ребенка. Зачастую это врожденное свойство характера, особый темперамент, но если обычно уравновешенный ребенок начинает громко смеяться и не может перестать; если незначительное происшествие надолго выбивает его из колеи; если, упав, он плачет гораздо дольше, чем может длиться ощущение боли, — это тоже проявления хронического беспокойства и тревожности.

Не что иное, как следствие не снятых вовремя последствий испуга, и так называемые трудные дети. Каких детей мы обычно называем трудными? Агрессивных, тревожных, гиперактивных или стремящихся все делать напоказ. Каждая из этих категорий характеризуется своими проблемами, и для каждой — свои правила.

Агрессивные дети кричат, ругаются, угрожают, бросаются вещами, задирают сверстников и взрослых. Они не останавливаются перед тем, чтобы причинить боль животному или человеку, могут пинать или кусаться, при попытках остановить их вырываются и дерутся. У таких детей, как правило, силен страх перед незащищенностью, им не хватает внимания и заботы взрослых.

Главная форма лечения агрессивных детей — твердая доброжелательность. Под этим словосочетанием я имею в виду такую линию поведения, в которой совмещается безусловная любовь к ребенку с четкими рамками недозволенных действий. Ребенок должен чувствовать, что взрослый его понимает, поддерживает, но при этом не собирается идти на поводу у его гнева.

Вот примерная форма разговора, когда необходимо остановить разбушевавшегося маленького агрессора (важно, чтобы глаза взрослого находились на одном уровне с детскими; можно присесть на корточки и взять ребенка за руки — главное, чтобы он не воспринимал это как угрозу, физическое насилие): «Я знаю, как ты злишься, я бы на твоем месте тоже вышел из себя. Но у меня есть лучший способ высказать всем свою обиду. Я могу тебе показать». Если ребенок заинтригован, можно показать ему один из способов снять скопившееся напряжение. Например, предложить ему «перелить» гнев в «стаканчик для крика» (берется пластиковый стаканчик, в который ребенок может «накричать» все, что выводит его из себя). Хорошим способом отвлечения таких детей являются мягкие поролоновые мячики, которые можно швырять без ущерба для окружающих.

Важно научить агрессивного ребенка выражать свой гнев словами. Зачастую малышу очень сложно произнести: «Я обижен!», «Я зол!», а между тем такое простое выражение эмоций является тем самым предохранительным клапаном, который замечательным образом позволяет спускать пар маленькому злюке.

Тревожный ребенок — полная противоположность агрессивному. Тревожные дети часто имеют заниженную самооценку, они болезненно воспринимают критику в свой адрес, склонны обвинять себя во всех неудачах, боятся браться за новое сложное задание. Обычно попав в игровую комнату, тревожный ребенок ждет конкретных указаний и инструкций от взрослого: что можно делать, чего нельзя. Многие дети молчат, плохо идут на контакт с другими и чувствуют себя неуверенно.

А вот нуждаются, как ни странно, тревожные дети в том же, в чем и агрессивные, — в понимании и заботе. Их ни в коем случае нельзя заставлять делать то, чего они не хотят: играть в соревновательные игры (у таких детей силен страх проигрыша), первым знакомиться со сверстниками (страх насмешек), оставаться одним в незнакомых местах. С повышенной мнительностью и робостью им помогут справиться ролевые игры, где они поочередно могут играть роль слабого, трусливого и отважного героев. Об этом подробно — в главе, посвященной игровым методикам. ‘

Проблема гиперактивных детей, в отличие от агрессивных или тревожных, лежит скорее в плоскости физиологии, чем психологи. Дело в том, что в основе гиперактивности лежит минимальная мозговая дисфункция (ММД), возникающая в результате нехватки кислорода у плода во время беременности. Именно она повинна в том, что процессы торможения в головном мозге ребенка значительно уступают процессам возбуждения, из-за чего маленькая егоза практически никогда не сидит на одном месте и не может сосредоточить свое внимание. Если говорить о гиперактивных детях с точки зрения защиты их от чрезмерных страхов, здесь можно посоветовать только четкий режим дня, когда переход от сна к бодрствованию и наоборот приобретает характер условного рефлекса, а также постоянные и неизменные правила. Которым подчиняются все в семье. Только при таких условиях и без того непростой характер гиперактивного ребенка не будет усугублен лишней тревожностью и беспокойством.

Итак, чтобы вовремя заметить проблему и не дать перерасти обычным страхам в патологические, родителям необходимо обращать внимание на количество страхов (за рамки нормы выходит, если малыш одновременно страдает от 9 и больше страхов), физиологические признаки (постоянная скованность мышц, головные боли, необъяснимые запоры или диарею, судороги и спазмы) и резкое изменение поведения ребенка — неожиданные импульсивные поступки^ агрессию, повышенную тревожность. Все эти признаки говорят о том, что ребенка подспудно мучают кошмары, он не чувствует, что родители могут его защитить, ему нужна помощь психолога и, возможно, специальное лечение.